Врачебные ошибки - взгляд профессионала

Врачебные ошибки - взгляд профессионала

Врачебные ошибки - взгляд профессионала

Моя коллега и врач, редактор данного портала, на днях попросила меня прокомментировать один психологический эксперимент, проведенный в 1972 году американским физиологом, профессором психологии и права Стэнфордского университета Дэвидом  Розенханом (David L. Rosenhan). 

Профессор отобрал восемь совершенно нормальных по всем параметрам человек: трех психологов, психиатра, педиатра, художника, домохозяйку и аспиранта. Целью этих людей было обращение в 12 различных психиатрических клиник как людей, которые "беспокоятся о своем психическом здоровье". Во время беседы с врачом подопытные должны были вести себя абсолютно нормально, за исключением одного безобидного момента - они должны были случайно упомянуть, что чей-то голос внутри четко произносит одно из трех слов: "пустой", "глухой", "стук". 

Результат не заставил себя долго ждать: никто из врачей не стал анализировать даже теоретическую возможность случайности – все здоровые люди были помещены в клиники, как душевнобольные, где они были продержаны от 7 до 52 недель. Интересно, что в ходе проведенного обследования, целью которого по идее должно быть уточнение психического состояния пациентов, у восьми из них был установлен совершенно определенный психиатрический диагноз (7 – шизофрения; 1 – маниакально-депрессивный психоз).

На фоне проведенной терапии все пациенты были выписаны с «улучшением». Никто не был признан здоровым, что неудивительно – психиатры давно не ставят перед собой задачи излечить пациента, справедливо признавая бессмысленность и бесполезность такого подхода.

После обнародования результатов эксперимента на Розенхана посыпались многочисленные обвинения в некорректности методологии и подтасовке фактов. В ответ на это Розенхан предложил повторить опыт с теми же врачами и больницами. На этот раз из 193 пациентов психиатрам удалось выявить 41 симулянта. Однако теперь проблема заключалась только в одном: все пациенты, расцененные как здоровые выявленные симулянты, были реальными больными.

Профессор Дэвид Розенхан скончался 8 февраля 2012 года в возрасте 82 лет. Однако проблемы, поднятые его экспериментами, продолжают жить, заставляя в очередной раз задумываться над непреложностью чужих, а самое главное - своих профессиональных суждений.

Описанный случай – прекрасный пример того, когда субъективное мнение врачей, профессия которых предполагает возможность довольно широкой трактовки того или иного симптома, может в корне изменить жизнь теоретически абсолютно здорового человека. 

Говорить об ошибках трудно. Особенно тяжело обсуждать тему медицинских ошибок. Это связано с тем, что последствия в работе врача особенно серьезны: это и недееспособность, и инвалидность, и даже смерть. К великому сожалению, в большинстве случаев данная тема поднимается преимущественно людьми далекими от медицины, нередко пытающимися облечь данную тему аурой сенсационности. 

Официальной статистики врачебных ошибок в России не существует. Наибольший процент судебных исков в настоящее время приходится на стоматологов (30%), акушеров-гинекологов (14%), дерматокосметологов и пластических хирургов (9,3%), окулистов (8,5%), травматологов-ортопедов (4,6%) и неврологов (3,7%). Средняя цена врачебной ошибки в нашей стране 10 тысяч рублей. При этом в США размеры компенсаций, выплачиваемых по искам к медикам, подчас достигают сотен тысяч, а то и миллионов долларов. Их выплату, как правило, берут на себя страховые компании. В среднем американский врач тратит на страховые взносы до 10% своего годового заработка, а средняя врачебная ошибка по решению суда «стоит» около 140 тысяч долларов.

Изначально врачам отказывают в праве на ошибку, что уже само по себе спорно. Ведь никого не удивляет, что может ошибиться дворник, инженер, учитель, бухгалтер, продавец и т. д. и т. п. Врачи же совсем стоят особняком. Врач, по мнению большинства здравомыслящих людей, не имеет права на ошибку ВООБЩЕ! Ни на большую, ни на маленькую, ни на какую. Причем все это понимают, но никто для этого ничего делать не хочет. 

Тем не менее ни один настоящий врач, истинный профессионал своего дела, никогда не бегает от осознания и признания возможности совершения ошибок, о чем свидетельствуют многочисленные свидетельства врачей, в чьем опыте и профессионализме сомневаться не приходится.

Выдающийся немецкий (австрийский) хирург Христиан Альберт Теодор Бильрот, основоположник современной абдоминальной хирургии, писал: «Только слабые духом, хвастливые болтуны боятся открыто высказываться о совершенных ими ошибках. Кто чувствует в себе силу сделать лучше, тот не испытывает страха перед осознанием своей ошибки». 

Великий русский хирург и анатом, естествоиспытатель и педагог, член-корреспондент Санкт-Петербургской академии наук Николай Иванович Пирогов также не пытался бежать от осознания теоретической и практической возможности совершения ошибки: «Я считал… своим священным долгом откровенно рассказать читателям о своей врачебной деятельности и ее результатах, так как каждый добросовестный человек, особенно преподаватель, должен иметь своего рода внутреннюю потребность возможно скорее обнародовать свои ошибки, чтобы предостеречь от них других людей, менее сведущих». 

Николай Михайлович Амосов - советский хирург-кардиолог, русский писатель, автор новаторских методик в кардиологии и многочисленных работ по геронтологии, проблемам искусственного интеллекта и рационального планирования общественной жизни писал: «Надо называть вещи своими именами. Я много думал и передумал снова и снова. Тысячи сложных и сложнейших операций и… довольно много смертей. Среди них много таких, в которых я прямо виноват, нет, нет, это не убийства! Все во мне содрогается и протестует. Ведь я сознательно шел на риск для спасения жизни».

Что касается конкретно нас, врачей... Не мы выбираем общество, и не нам писать законы. Раз уж нас приравняли к потребительским услугам, нам приходится работать в тех условиях, которые нам навязало общество. И с этих позиций бессмысленно сегодня говорить о том, что врач не такой же человек, как и все, что врач не имеет морального права ошибаться, что врач обязан всегда и во всем следовать принципу «не навреди» и руководствоваться исключительно одной только целью принесения пользы пациенту. К чему эти высокие материи, если они никому, кроме нас, врачей, не интересны? 

Общество навязало нам ситуацию войны с пациентами, в которой мы должны быть вооружены. И главным оружием в данной войне является знание законодательной базы и грамотное заполнение документов. Поскольку реалии нынешней жизни таковы, что если вы все сделаете идеально, спасете человеку жизнь, но упадете и заснете, не успев заполнить кучу бумаг, то завтра же вас могут засудить. 

Нужно ли говорить, что для того, чтобы требовать с человека идеальной работы, нужно создавать ему идеальные условия для труда? Нужно ли напоминать, что идеальных условий для труда у нас нет даже у депутатов Государственной Думы? Во все времена профессия врача считалась священной и каждый дикарь понимал, что его жизнь и здоровье в любой момент может целиком и полностью стать зависимым от знаний и умений этих людей. Каждое общество получает такую медицину, которую заслуживает! До тех пор, пока к медицине и врачам будет такое же отношение, как к обслуживающему персоналу, до тех пор и вы, и ваши дети будут смертельно бояться попасть в наши больницы и лечиться у наших врачей!

Короткая ссылка на новость: http://zdrav-med.ru/~txV5m