Екатерина II: дорогу медицине

Екатерина II: дорогу медицине

Екатерина II: дорогу медицине

Во время правления Екатерины II  активно развивались новые для России направления врачевания: были открыты больницы для лечения сифилиса, психиатрические клиники и многочисленные приюты, издан ряд фундаментальных трудов по вопросам медицины.

Самым известным поступком Екатерины II на медицинском поприще остаётся, разумеется, введение практики прививания оспы. Эпидемии этого заболевания в Европе уносили тысячи жизней. В 1768 году пандемия достигла особенно широкого размаха в нашей стране, и под угрозой оказалась царская семья, так как переносчиками недуга стали многие приближенные ко двору люди, а несколько фрейлин погибли. Императрица пригласила известного английского врача-оспопрививателя Димодаля (барона Димсдейла), который активно практиковал искусственное заражение людей этой болезнью, после чего они, переболев легкой формой недуга, приобретали иммунитет. 12 октября 1768 года вечером англичанин с больным оспой ребенком и сыном-ассистентом были тайно проведены в покои императрицы, где ей была сделана прививка от оспы. На следующий день, переехав в Царско-сельский дворец вместе со свитой, Екатерина предалась обычным своим занятиям. Через 6 дней у правительницы появились признаки оспы, и она уединилась в свои покои до полного выздоровления. Отметим, что материал для прививки был взят от крестьянского мальчика Александра Маркова, впоследствии получившего дворянство и новую фамилию Оспенный. Воодушевившись успешным завершением операции, Екатерина II провела аналогичную процедуру вариоляции и своему сыну Павлу, которому на тот момент было 14 лет. Пример царской семьи был как никогда заразителен: за несколько дней в одном только Санкт-Петербурге было привито 140 человек (в основном – аристократы). В письме Вольтеру императрица сообщала, что в Петербурге в течение одного месяца оспа была привита большему числу лиц, чем в Вене в продолжении восьми. В тот же год в Москве был открыт первый дом для оспопрививания, впоследствии преобразованный в Екатерининскую больницу. 

В 1763 году Екатериной II был издан указ, по которому предписывалось устроить особый дом для женского отделения сифилитической больницы. Зараженные так называемой французской болезнью «бабы и девки» присылались сюда для лечения из острога и из полиции. В 1782 году была открыта еще одна клиника за Калинкиным мостом для терапии «прилипчивых секретных хворей».

При Екатерине II в России впервые были открыты специальные дома для душевнобольных, получившие название «жёлтых домов». В 1776 г. по приказу императрицы первый такой дом распахнул свои двери в Новгороде, а спустя некоторое время и в предместьях Москвы, в селе Преображенском, также появился свой «жёлтый дом» (в 1838 г. на этом месте создана Преображенская больница для душевнобольных). В 1779 году было объявлено об открытии в Петербурге первого русского специального доллгауза (нем. toll – безумный, сумасшедший, нем. haus – дом) «для пользования сумасшедших», ставшего через несколько лет отделением Обуховской больницы.

И.И. Бецкий, внебрачный сын князя И.Ю. Трубецкого (в России титулованные особы давали своим незаконнорожденным детям только часть своего имени) по приказу императрицы разработал «Генеральный план Воспитательного дома» (иначе говоря, приюта для подкидышей), который был в скором времени построен в Москве. Поначалу опасались, что учреждение не будет пользоваться популярностью и даже назначили плату в 2 рубля за каждого отданного на воспитание ребёнка. Между тем, дом, рассчитанный на 500 малышей, вынужден был давать крышу над головой 1200-1400 детям. Плату-компенсацию отменили, дети принимались анонимно. В циркулярах Воспитательных домов говорилось: «Принимать в оный детей, кои либо тайно рождены, либо от убогих и неимущих родителей произошли, и через то избавить их от безвременной погибели; воспитать сих детей в пользу государства; принимать бедных женщин, коим приходит время родить, чтобы они в том доме освобождались от бремени». Роженицам в секретных палатах предоставлялось право не называть своего имени и позволялось рожать в маске. Все обстоятельства сохранялись в тайне и никто, кроме повивальной бабки, не имел права входить в палату к женщине. Многие современные специалисты справедливо отмечают, что во времена Екатерины II представления о медицинской этике были куда более высокими и развитыми, нежели чем в наши дни. 

По указу Екатерины II были созданы форпосты, размещённые не только на границах, но и на дорогах, ведущих в центр России, учреждён «Устав пограничных и портовых карантинов». Активному развитию медицинской науки способствовал также выход целого ряда весьма примечательных изданий:

  • «Ученые записки Петербургской Академии наук» 
  • «Словарь Академии Российской» давал определения, касающиеся сложных медицинских проблем 
  • «Слово о сложениях тела человеческого» С. Зыбелина (1777 г.) 
  • «Анатомо–физиологический словарь» Н. Максимовича–Амбодика (1783 г.)
Короткая ссылка на новость: http://zdrav-med.ru/~ohgxS